Режиссер фильма «Сторож» Юрий Быков: «Куда бы не пришел, слышу: «Опять чернуху снимаешь?»»

Юрий Быков как режиссер дебютировал в 2009 году с короткометражкой «Начальник». Позже увидели свет его другие ленты, среди которых «Жить», «Завод», «Сторож» и «Дурак». Последнюю, кстати, читатели «Кинопоиска» назвали лучшей среди отечественных за последние 15 лет. Корреспондент Shakenews.ru встретился с Юрием и узнал, как он из аниматора переквалифицировался в режиссеры, и может ли автор кино быть по-настоящему счастливым человеком.

– Юрий, что вас вдохновило на создание самого первого фильма «Начальник», увидевшего свет в 2009 году?

– Я же аниматором работал долгое время. И настолько устал, что подумал, если еще год в этой сфере пробуду, то съедет крыша. Помню, нас с коллегой накануне Нового года отправили провести праздник на бандитскую дачу, о чем мы позже узнали. Стол в доме буквально ломился от водки и оливье. Кругом дети бегали. Глава семейства спрашивает: «Ну что, Дед мороз пьет?». Я, значит, отвечаю: «Нет». «А Снегурочка?», – уточняет тот. Пусть сама ответит, стою думаю. После этой поездки на профессии аниматора поставил крест. Хотелось, чтобы работа позволяла чувствовать уважение к самому себе. Спустя время я приступил к созданию фильма «Начальник». Снимал его на собственные деньги. Потратил примерно 150 тысяч рублей. Работу курировал один мастер с актерского факультета. Я периодически показывал ему свои опыта в режиссуре.

– Вы же в фильме «Сторож» на главную роль изначально утвердили Кирилла Пирогова, но в итоге сами сыграли ее. Как так получилось?

У Кирилла была большая нагрузка в театре. А съемки «Сторожа» проходили зимой, занимали много времени. Кроме того, приходилось летать из одного города в другой. И Кирилл чисто физически не справился бы. Чтобы вы понимали, Алла Юганова и Владислав Абашин (актеры, сыгравшие в фильме «Сторож» главные роли, – прим. ред) работали тогда только над этой картиной.  

Вы давно живете в Москве. Комфортно чувствуете себя здесь?

Честно, устал от Москвы. Впервые уезжаю отсюда надолго. Три месяца проведу в Азии, где никогда не был. Друзья позвали. Оттуда сразу поеду в тот город, где буду дописывать сценарий, а потом снимать фильм. Не могу озвучить его название. Москва – город больших возможностей. Но он у меня, к сожалению, связан с большим количеством и личных, и профессиональных неудач. Москва не всем подходит. Знаю, что Влад Абашин, сыгравший в «Стороже», переехал жить на Алтай. Это вопрос внутренней органики, понимаете. В Москве много соблазнов, приходится каждый раз делать выбор, чему я так и не научился.

– На ваш взгляд, человек с какими качествами характера точно приживется в Москве

– Невероятная гибкость – главное свойство для проживания в столице. Нужно находится в дипломатическом отношении с пространством. Уметь жить в большом городе и чувствовать себя счастливым не каждому дано. Человек в принципе рожден для счастья. Другого смысла нет. С моей точки зрения, люди, которые чувствуют себя счастливыми в Москве – это гении. Но если здесь живут и несчастливы, то идиоты.

– Режиссер может снять достойный фильм, если он счастливый человек? Или с тяжелой судьбой проще достучаться до зрителя?  

– По-разному бывает. Здесь вопрос фантазии, а не внутренней рефлексии. Есть мнение, что художник – страдалец, потому что художество – это драма. Да, чем импульсивнее человек, тем извращённее контент он выдает. Бывает и наоборот. У меня дома висит портрет Пикассо. Я его не сам повесил, от предыдущего жильца остался. Сразу и не понял, кто это. Прочитал позже его биографию. Вот, думаю, хитрец какой. Вены вскрывает, сжигает себя. Чтобы вы понимали, большую часть своего пребывания на планете человечество жило в некомфортных условиях. Выживало. Кто знает, может, художники будущего будут абсолютно счастливыми людьми.

Как часто жизненный опыт вкладываете в свои фильмы?

– Все благодарят меня за фильмы «Жить», «Дурак», «Майор». Но мало кто понимает, что отсняты они были до 2014 года. Тогда я работал под опекой серьезного продюсера. И темы эти были органичны мне. Я их четко видел и понимал. А дальше – полный кавардак. На новом этапе карьеры я стал бояться говорит о тех или иных проблемах. Или аккуратнее их обыгрывать. У меня поехала крыша, мягко говоря. И выползти из смены парадигмы казалось невозможным. И «Завод», и «Сторож» имеют шлейфы трехгодичной неопределенности. Я надеюсь в скором времени вернуться к жесткой чернухе. Глубоко убежден, что нельзя выйти из собственного тела. В широком смысле этой фразы. Куда бы не пришел, слышу: «Опять чернуху снимаешь?». «Ну, почему, чернуху. Там один другого бьет», – отвечаю. «Ты просто боишься быть счастливым», – замечают они. Я в этом случаю говорю, ребята, когда нога застряла в капкане, и ты не можешь ее вытащить, это не значит, что ты можешь выйти из зоны комфорта. Это значит одно: твоя нога застряла, и ты не можешь ее вытащить. Вот и все.

– Вы вообще привыкли строить планы на будущее?

Поставил себе задачу не думать о карьерном росте. Я задал себе вопрос, что хочу снять, если завтра умру. Не поделюсь подробностями, но план есть. Все ошибки за последние шесть лет совершил из-за того, что думал о карьерном росте. Я рассуждал как клерк. Сейчас абсолютно другой подход к жизни.

Фото: Global Look Press